Детство в Загорянке в 70-е годы
      Мы познакомились со Славкой почти в бессознательном возрасте. Мне было 5 , а ему 6 лет, но учились мы в одинаковых классах, т.к. Славка, в 1 классе, остался на второй год. Его не интересовала учеба.
     Он жил в двух этажном деревянном доме, который в Загорянке называли «барак». В доме было два подъезда и восемь квартир без водопровода и с окнами в одно стекло. Когда я приезжал в Загорянку зимой и приходил в гости к Славке, мы с ним накаляли на огне ножницы или ножи и выжигали на замороженном окне дырки на улицу.
      Славкин отец Юрка, двух метровый дядька, тракторист. Все, что он мог сказать в моем присутствии, это допотопная поговорка «дают- бери, бьют- беги». Сам он вряд ли, когда-нибудь убегал, все обычно убегали от него. В первом классе он решил воспитывать Славку, и бил его ремнем, количество ударов соответствовало количеству двоек. Мы с Сашкой Осиповым сидели под окном и определяли Славкину успеваемость по количеству воплей (они соответствовали количеству ударов). Однажды мы насчитали 10 штук. Как Славке удалось за четыре урока получить 10 двоек остается загадкой.
      После того, как Славку оставили на второй год, Юрка плюнул на его воспитание, и Славка при помощи Сашки Осипова(Сашка на год старше Славки, жил в соседней квартире и был отличником) стал сносно учится. Во всяком случае, вопрос о переводе его в школу для недоразвитых больше не стоял.
      Мы со Славкой постигали уличную школу вдвоем, и нам это очень нравилось. Если исключить игры в прятки и походы в местный клуб в кино, первое что мы освоили, под предводительством моего соседа Вовки Зимина, это производство ковриков из камышей. Вовка был на четыре года старше нас, и ему очень нравилось делиться с нами опытом. Из ковриков мы сооружали шалаши и там, под руководством Вовки, учились курить и играть в карты.
      Когда у нас появились велосипеды, мы стали изучать географию Загорянки. Т.к. дорогу обратно мы не всегда помнили, и уезжая утром, возвращались иногда к вечеру, мои дедушка с бабушкой поставили мне условие пребывания в Загорянки: что бы не случилось в три часа дня я должен обедать, остальное не важно. Для Славкиных родителей и это было не важно.
      После изучения географии, у нас появилось куча знакомых. Мы целой бандой, человек 8-10, на велосипедах ездили «бить дачников». С диким криком мы неслись по улице на великах, раздавая всем встречным подзатыльники, потом мы так же быстро неслись обратно и за нами гнался, какой-нибудь рассерженный дачник с лопатой. На своей улице мы такие номера проделывать не решались.
      Мои родители увезли меня отдыхать в Прибалтику. В это время Сашка, самый продвинутый из нас, освоил изготовление бомб из марганцовки, магния и спичечных головок. Сашка поделился опытом со Славкой, а Славка, забыв, что меня нет, поперся ко мне домой, продемонстрировать бомбы. Там он нарвался на Гальку, мою кузину. Сейчас Галька имеет семью, двоих взрослых сыновей, ездит на ярко красной машине и заставляет оборачиваться всех мужиков. Но в то время она весила больше среднестатистической девочки, была выше нас со Славкой ростом. Галька, немного придушив Славку, выяснила, зачем он явился. После они наделали этих бомб и уселись на мой велосипед. Когда Славка рассказал мне, как он надрываясь, крутил педали, а Галька с багажника разбрасывала бомбы в прохожих, я очень расстроился, что меня не было с ними.
     Из воспоминаний З.Р.